Designed by: Alli

 

Н. Юлдашева: Кыргызское кино - от "Первого учителя" до "Первого кадра" (13 мая 2009 г.)

Марат Алыкулов, Эмиль Джумабаев:
- В настоящий момент кинематограф Кыргызстана переживает системный кризис. В обществе страны сложилось стереотипное мнение, что его главными причинами являются недостаток финансирования и слабая материально-техническая база отечественного кинематографа. На самом деле эти причины не являются основополагающими, они скорее следствие отсутствия большой кинематографической стратегии, адаптированной к современным реалиям.
Кинематограф Кыргызстана развивается (если уместно говорить о развитии) случайным, спонтанным, глубоко несовременным образом. Соответственно, и результаты (если они имеются) получаются случайными и несовременными, никак не способствуют развитию кыргызского кинематографа в целом. Продолжает действовать безвозвратно устаревшая советская модель, от которой давно отказались на постсоветском пространстве. То есть режиссер приносит сценарий, худсовет киностудии его рассматривает, если считает годным к производству, то одобряет, фильм снимается, показывается в местном Доме кино, приглашается на какие-то региональные кинофестивали и в лучшем случае получает там какие-нибудь второстепенные призы. Все.
Дальнейшая судьба фильма не интересует ни студию, ни самого автора. А ведь на производство фильма тратятся бюджетные средства, то есть деньги налогоплательщиков - нас с вами.
Непрофессионалы запускают все более нехудожественные проекты, уровня вкусов Ошского базара. В итоге на наших глазах меркнет былая слава и репутация кыргызского кино. Дилетантство становится нормой. Продукцию киностудии "Кыргызфильм" уже не отличить от самодеятельных фильмов, заполонивших кинотеатры Бишкека.
Есть мнение, что мы уже достигли дна деградации. Но недавнее высказывание министра культуры и информации, что "если бы сценарий фильма "Бешкемпир" Актана Арым Кубата представили сегодня на рассмотрение худсовета, то он не был бы принят к постановке", говорит о том, что мы продолжаем падать вниз. Видимо, как у совершенства, так и у деградации предела нет.
Забавно, но с тех пор как министром культуры стал театральный деятель, кинопостановки начали получать театральные режиссеры ("Чтение Петрарки", "Неизвестный маршрут"). Мы ничего не имеем против театра как такового, но ведь никто не приглашает сценаристов и кинорежиссеров ставить балеты, оперу, дирижировать симфоническим оркестром, руководить Союзом художников. В свете последних событий будет неудивительно, если следующим директором киностудии "Кыргызфильм" станет какой-нибудь незадачливый театральный деятель.
К большому сожалению, в Кыргызстане не существует кинокритики, которая бы ориентировала публику, выявляя действительно интересные и достойные фильмы. Тогда, возможно, мы не стали бы свидетелями процесса, приведшего от "Первого учителя" к "Первому кадру".
То, что у нас называют кинокритикой, не соответствует самому определению. И как следствие, в СМИ отсутствует качественная оценка кинокартин. Наши журналисты, не ориентируясь в специфичной иерархии, допустим, мировых кинофестивалей, превозносят до небес фильм, получивший третьесортный приз где-нибудь в Урюпинске или в Могадишо. Местная пресса и не подозревает, что в мире существуют градации кинофестивалей. Самыми престижными из них являются категории А: Канны, Венеция, Берлин, Локарно, Сан-Себастьян, Оберхаузен, Роттердам, Карловы Вары.
Наивысшим призом, которым было отмечено кыргызское кино, стал "Серебряный медведь" Берлинского кинофестиваля за фильм "Потомок Белого Барса" Толомуша Океева. А в официальные программы Канн и Венеции до сего дня не попадал ни один из кыргызских фильмов. Кстати, "Бешкемпир", упомянутый нашим уважаемым министром культуры, получил "Серебряного леопарда" на фестивале в Локарно.
Нашим журналистам надо быть аккуратнее в оценках того или иного фильма, тем более что большинство из снимаемого до кинематографа не дотягивает. Инфляция смыслов настолько разъела СМИ, что никто не удивляется щедро раздаваемым эпитетам вроде "мэтр", "маэстро", "классик", "великий", "шедевр", "чудо" и так далее.
Справедливости ради отметим, что и сами кыргызские кинематографисты тоже не промах. Без малейшей тени самоиронии и трезвости они разбрасываются фразами типа "мое кино обречено на успех", "я в своем творчестве", "мой фильм продолжает "кыргызское киночудо", "я делаю погоду в мировом кинопроцессе", ставят свою фамилию через запятую после Феллини, Бергмана, Куросавы, Тарковского. В общем, местечковая ярмарка тщеславия.
Что касается официальных киноструктур, например Департамента по делам кинематографии при Министерстве культуры и информации КР, то традиция неизменна. Глава ведомства к кинематографии отношения не имеет. Поэтому занимается чем угодно, только не кинематографом. В стране, где на должности назначают не по профессиональным качествам, а по региональной принадлежности, будущего нет.
Хотелось бы сказать несколько слов и о нынешнем председателе Союза кинематографистов КР. Когда в Москве собираются руководители союзов кинематографистов стран СНГ и Балтии, среди них такие известные фамилии, как Никита Михалков, Рустам Ибрагимбеков, Али Хамраев, Юлий Гусман, Ходжакули Нарлиев, Николай Бурляев, то, естественно, разговор идет о проблемах и путях развития кинематографа на постсоветском пространстве.
Как вы думаете, о чем может говорить представитель кыргызского кинематографа, если его основной деятельностью является торговля сантехникой в одном из бишкекских супермаркетов? А поменять его на более адекватного руководителя невозможно по нескольким причинам. Во-первых, выборы председателя осуществляются путем голосования членов Союза кинематографистов, который на 70 процентов состоит из пенсионеров. Во-вторых, эти пенсионеры исправно голосуют за него, потому что председатель регулярно накануне выборов угощает всех бешбармаком. В-третьих, по вышеизложенным причинам с 2004 года он не принимает в Союз новых действующих кинематографистов.
В организации царит застой, непонимание элементарных кинематографических проблем. В такой ситуации само существование Союза кинематографистов представляется абсурдным. Зададимся простым вопросом: зачем он существует вообще?
А между тем не мешает вспомнить общеизвестные факты. Кыргызстан обладает собственной, самобытной киношколой, одной из сильнейших кинематографий бывшего Советского Союза и нынешнего СНГ. Кинематограф этот абсолютно конкурентоспособен на международной арене, достойно представляет культуру Кыргызстана без унизительных скидок на экзотику и этнографизм. Более того, кинематограф является авангардом кыргызской культуры, поскольку наряду с изобразительным искусством единственный представляет отечественную культуру не как местечковую, а как сильную, современную и оригинальную, создавая глубоко привлекательный образ страны.
Напомним, что многие большие, экономически развитые страны не имеют уникальной школы кинематографа. У нас же в этой отрасли сосредоточены наиболее образованные, одаренные, профессиональные, современно мыслящие люди, принимавшие непосредственное участие в создании "кыргызского киночуда" и "кыргызской новой волны" 1990-х годов.
Колоссален и еще не осознан идеологический потенциал кыргызского кинематографа. Являясь самым зрелищным, массовым, популярным из всех видов искусств, кино могло бы емко и точно доносить до сознания общества государственную идеологию. При этом доверие общества и народа к кыргызскому кинематографу не идет ни в какое сравнение с местным телевидением и вообще со СМИ. Кинематограф может представить душу и менталитет народа Кыргызстана как самобытный, ни на что не похожий культурный мир, а не этническую резервацию с декорациями, созданную для привлечения западных туристов (проект "Кыргызстан - земля Санта Клауса". – Прим. автора).
В Кыргызстане в начале 1990-х полностью прекратилось государственное финансирование кинематографа. Эти же годы стали временем рождения "кыргызской новой волны", представившей уже на новом историческом витке лицо Кыргызстана. Фильмы этого периода имели небольшой бюджет, хороший международный резонанс (фестивали, форумы, прокат в Западной Европе и в странах Юго-Восточной Азии) и в результате способствовали привлечению инвестиций в кыргызский кинематограф, что послужило основой для частичного восстановления кинопроцесса в Кыргызстане в начале 2000-х.
Но данные позитивные результаты не получили системного развития в отечественном кинопроизводстве, оставшись частными примерами. Все фильмы этого периода принадлежали к так называемому "арт-хаусу". В ситуации полного отсутствия внутреннего рынка кино все проекты были ориентированы на внешние рынки. Но возвращаясь с заграничных кинофестивалей с наградами, данные фильмы поддерживали интерес кыргызского общества к самому же кыргызскому кино. И это косвенным образом формировало сегменты внутреннего рынка.
Это подтверждает тезис, что значительное культурное событие рождает общественный интерес, становясь частью культурного достояния страны в целом, духовной ценностью, и в этом качестве способствует консолидации общества, а значит, и укреплению государства. Напомним, что государство делает сильным не только экономика, но и культура. Да и никакой подъем экономики невозможен без достижений культуры.
Кыргызский кинематограф нуждается не только в деньгах и обновлении материально-технической базы. Прежде всего ему требуется сознательная интеллектуальная инициатива. Потому что только идеи притягивают к себе средства и ресурсы. Последней инициативой такого рода была программа "Пилот +", предложенная группой независимых кинематографистов Департаменту по делам кинематографии. Программа "благополучно" положена под сукно.
Но в данном контексте важно, что подобные программы возникают в принципе, значит, потенциал сопротивления деградации существует. А значит "Первый кадр" будет последним.

P.S. ИА "24.kg" оставляет за собой право публиковать материалы, не разделяя точку зрения авторов или героев публикаций.
Наргиза ЮЛДАШЕВА
Источник - 24.kg

 
The National Film Studio "Kyrgyzfilm" in the name of T. Okeev
Dinary Asanovoy Street #1, Bishkek, Kyrgyz Republic
Phone: +996 312 344569, Fax: +996 312 344631, E-mail: kyrgyzfilm@rambler.ru