Designed by: Alli

 

Наш современник
    Влияние киргизского документалиста на развитие мирового кинематографа изучается в соответствии с учебными программами на отделении телевидения факультета журналистики МГУ им. Ломоносова, на Высших режиссерских курсах в Москве, в киношколах и на факультетах журналистики университетов ряда стран Восточной Европы. Неоднократно приглашали Альгимантаса Стасевича читать лекции по вопросам документального кино в студенческих аудиториях Москвы и Будапешта, Алма–Аты и Вильнюса, выступать перед кинозрителями Берлина, Дамаска, Каира, Калькутты, Москвы, Вильнюса.
    В кино Видугирис пришел не сразу. В одном из интервью давних лет он рассказывал о себе: “Вырос в небольшом литовском городке Укмерге. Закончил среднюю школу, поступил на гидрофак Каунасского политехнического института, но после третьего курса его покинул, потому что мысли мои во все времена занимало кино. Снимать кино — это, уверял я себя и окружающих, истинное мое призвание”.
    После окончания операторского факультета ВГИКа Альгимантас, чтобы познать и увидеть мир, набраться хоть какого–то жизненного опыта, исходил Каракумы от Керки до Устюрта, взбирался на вершины Алтая и Тянь–Шаня, изучал развалины древних узбекских городов. Бросив якорь на киностудии “Киргизфильм”, он дебютировал в 1962 году двухчастевым документальным фильмом “Обращенные к солнцу”, снятом в соавторстве с сокурсником И. Моргачевым. Уже первая лента была отмечена поощрительным дипломом за творчески интересный дебют по разделу документалистики на кинофестивале республик Средней Азии и Казахстана в Ашхабаде в 1964 году.
    В 1968 году Видугирис снимает короткометражную поэтическую картину “Замки на песке”. Лента имела оглушительный успех и принесла рекордное для киностудии количество призов. В июне того же 68–го кинокритик В. Шалуновский писал в газете “Советская культура”, что на V Международном фестивале в Кракове среди 70 конкурсных лент, представленных 23 странами, особый успех выпал на долю советского фильма “Замки на песке”. Оба его показа (на конкурсном просмотре и на закрытии фестиваля) шли под дружные аплодисменты в атмосфере исключительной теплоты и доброжелательности. В итоге — высшая награда “Золотой дракон Вавеля”. В том же номере газеты известный польский кинокритик Ежи Плажевский, делясь своими впечатлениями об этой короткометражке, отмечал: “Фильм, представленный режиссерами, не предвещал ничего особенного. Тем более приятным и ощутимым оказался сюрприз. Лента приковала к себе внимание зрителя с первого же кадра…”
    А. Видугирис как бы руководствовался страстным призывом Ф. Шиллера: “Не разрушай ребенку ни одного из карточных его домов”… Фильм “Замки на песке” относится к тем редким по своей гармоничности произведениям, в которых невозможно отделить содержание от формы и в которых именно эта полная гармония определяет их успех… Множество зарубежных критиков — гостей фестиваля — говорили мне: “Стоило приезжать в Краков уже даже ради одного только этого фильма!”. Я не удивлюсь, если на последующих краковских фестивалях о пятом из них будут вспоминать как о том, “на котором показали фильм “Замки на песке”.
    А потом были премия за лучший короткометражный фильм на кинофестивале республик Средней Азии и Казахстана, главный приз “Золотая статуэтка” на Международном фестивале детских фильмов в Тегеране, первый приз на Международном фестивале короткометражных фильмов в Тампере, приз ЦК ВЛКСМ за лучший детский фильм, приз Всемирной федерации журналистов.
    В послужном списке Видугириса 20 документальных, короткометражных и полнометражных художественных фильмов. Но главным делом не только творческой биографии, но и значительного пласта его жизни стало строительство каскада гидростанций на Нарыне и его флагмана — Токтогульской ГЭС. Вот что говорил об этом 13 лет назад тогдашний начальник Управления строительства “Нарынгидроэнергострой” Казбек Хуриев: “Практически все время строительства каскада гидроэлектростанций на Нарыне рядом с нами работал Видугирис, создавший уникальную кинолетопись строительства и кинопортреты его людей. Вся деятельность А. Видугириса — это борьба за правоту в документальном кино, это честность и принципиальность в отражении действительности, сопротивление лжи и угодничеству”. Как высшую дорогую награду носит Альгимантас Стасевич звание почетный строитель Токтогульской ГЭС.
    Всякий талантливый художник (беру это явление в широком плане — поэт, живописец, писатель, кинорежиссер) — в чем–то пророк и провидец. В 1969–1970 годах Видугирис на свой страх и риск и на личные сбережения снимает фильм–предупреждение “Через сто лет потомки скажут…”, в котором высказывает крамольную по тем временам мысль: лет эдак через сто наши потомки проклянут “великие стройки коммунизма” за то, что они наносят непоправимый ущерб Природе. Он предупреждает, что поспешность с вводом атомных электростанций может привести к непредсказуемым катастрофическим результатам. До Чернобыльской трагедии было еще целых 16 лет. Естественно, в то время эта лента не могла дойти до зрителя. Все материалы были уничтожены.
    В 1979 году кинолетопись Видугириса о строительстве ГЭС на Нарыне была выдвинута на соискание Государственной премии СССР. Пожалуй, лучше всего охарактеризовала эту работу кинорежиссер Джемма Фирсова на страницах “Правды”, главной газеты страны: “Дилогия Альгимантаса Видугириса “Нарынский дневник” и “В год неспокойного солнца” — явление выдающееся в нашем документальном кино. В течение 15 лет шла работа над этими картинами. И полтора десятилетия труда на “своем” объекте с непреложной очевидностью выявили в кинодокументалисте терпение исследователя, кропотливость летописца, преданность друга, талант влюбленного в свой материал режиссера, готовность на любые трудности и испытания со своими героями”. Своей одержимостью Видугирис заразил всю съемочную группу, которая отважилась на весьма рискованное путешествие по Нарыну на плоту, чего никто не делал до этого за всю многовековую жизнь этой своенравной горной реки.
    — Его фильмы, — писала далее Фирсова, — не только о стройке — они о главном: о смысле человеческой жизни. Зачем живет человек? В чем находит счастье? В “Нарынском дневнике” — это нравственный спор двух людей: “жизнь для себя”, “для спасения души” — позиция старика–отшельника, обитающего недалеко от строительства плотины, и активная жизненная позиция Александра Агеевича Ткаличева. “Добро? — спрашивает старик–отшельник. — Это не делать зла”. “Добро? Наверное, это то, что остается после человека хорошего…” — говорит экскаваторщик, кавалер ордена Ленина Ткаличев.
    Размышляя над причинами успеха всех кинолент Видугириса, я прихожу к выводу, что главное тут в том, что все его творчество построено на философии добра и нравственности. Причем, и это чрезвычайно важно, добра не пассивного, не созерцательного, а добра активного, созидательного. Будь это по отношению к окружающей природе, к людям, рядом с которыми живешь, с которыми общаешься, или к своей семье, к своим друзьям и близким. Отчетливо эта философия проявилась в фильме “В год неспокойного солнца”, отмеченном рядом призов на престижных международных кинофестивалях, в том числе Гран–при “Голубь” XX Лейпцигского кинофестиваля документальных фильмов.
    С 1969 по 1976 год я работал собственным корреспондентом газеты “Советская Киргизия” по Джалал–Абадской зоне Ошской области и очень хорошо помню весь драматизм ситуации, который лег в основу ленты Видугириса.
    1974 год. До долгожданного пуска “Токтогулки” остаются считанные недели. Дело за объемом воды в чаше “Токтогульского моря”. Чтобы турбины ГЭС заработали на полную мощность, необходим определенный уровень воды. Но в то лето разразилась небывалая засуха. Под угрозой оказался урожай хлопка — гордости и богатства земледельцев Узбекистана, южных областей Киргизии и Казахстана. Для его спасения требовалось открыть шлюзы. Триумф, к которому люди шли долгие годы упорного труда, откладывался. Воду пустили на поля. И тут многие гидростроители не выдержали. Стали увольняться, покидать стройку. Сильные остались. С ними осталась и киногруппа. Видугириса и его друзей удерживало сознание долга перед теми, с кем так много пройдено и пережито. А праздник пуска “Токтогулки” все же состоялся. В первые дни 1975 года.
    Влюбленный в героев своих кинолент, испытывая к ним глубокую симпатию и уважение, режиссер заставляет зрителей смотреть на них его глазами, проникаться к ним его любовью и симпатиями.
    С Токтогульской ГЭС связаны сюжеты и двух полнометражных художественных фильмов Видугириса “Мужчины без женщин” и “Катастрофу не разрешаю”. Первый был удостоен главного приза II Международного кинофестиваля стран Азии, Африки и Латинской Америки в Дамаске “Меч Дамаска”.
    Полагаю, мало кто знает, что когда М. Горбачев возглавил ЦК КПСС, одним из первых его шагов стала консервация всех “долгостроев”, требовавших огромных капитальных вложений. В этом “черном” списке оказалась и Камбаратинская ГЭС. И тогда лежавший в больнице с обширным инфарктом Казбек Хуриев обратился к Видугирису: “Альгис, выручай!”. Собрав отснятые по Камбарате материалы, кинорежиссер вылетел в Москву. Упорный и пробивной, когда речь заходит о деле, он показывал их в Госплане, в отделах ЦК, в соответствующих министерствах. И добился своего. Камбаратинскую ГЭС из “черного” списка вычеркнули.
    Сценарист, оператор, режиссер Видугирис становился порой конструктором, слесарем, плотником. Скажем, на съемках “Замков на песке” понадобились длиннофокусные широкоэкранные объективы. На студии их не было. Пришлось самому конструировать их из фотообъективов и очковых линз. Или в ходе съемок “Репортажа о легенде”, ленты об археологических памятниках, оказавшихся на дне Иссык–Куля, потребовался бокс для подводных съемок. И его Видугирис сделал сам, как и парусный катамаран.
    Тому, что в его руках ладно сидят молоток и рубанок, спорится плотницкое и слесарное дело, Альгимантас Стасевич, по его признанию, обязан деду. Будучи оружейником, кузнецом, слесарем, дед хотел, чтобы и внук, оставшийся в 10 лет без отца, пошел по его стопам. А потому приучал его с ранних лет к ремеслу. С той поры и живет внук с убеждением, что стыдиться надо не работы, а безделья.
    С распадом Союза на грани развала оказалось и киргизское кино. Перестав снимать фильмы, Видугирис не перестал заниматься творчеством. Он с головой ушел в исследование этнографии народов Евразии, глубоко и основательно работает над двухтомным философским трудом “Химеристика, логико–рационалистическое конструирование и мифическое создание художественных образов”.
    В своих воспоминаниях о деде Альгимантас Стасевич рассказывал, что по субботам он сажал внука напротив и требовал, чтобы тот подумал, правильно ли жил всю неделю, по–доброму ли поступал, какую радость принес близким. В жизни Видугириса, надо полагать, еще не суббота, еще не конец недели. Но все же 70 лет — это рубеж, когда не грех сесть напротив деда и подумать, как прожил эти годы, по чести ли, в согласии ли со своими душой и совестью, какими делами запомнился людям, сколько радости доставлял близким.
    Думаю, народный артист республики, кинодраматург, кинорежиссер и кинооператор высших категорий, лауреат премии Ленинского комсомола Киргизии, академик Национальной академии киноискусства Альгимантас Видугирис может открыто и с достоинством смотреть в глаза деду. Ему есть что сказать в оправдание своей жизни.
    Сегодня общественность столицы готовится отметить юбилей кинодеятеля. Конечно, как всякой творческой личности, ему общественное признание необходимо. Но, убежден, не в меньшей, если не в большей степени это признание художника необходимо самому обществу. Чтобы не гасло, не измельчалось и не исчезало человеческое в человеке. То самое, во имя чего работал и продолжает работать наш современник Альгимантас Видугирис.

     Вячеслав Тимирбаев.  

МСН   общественно политическая газета  
Адрес материала: http://www.msn.kg/ru/news/14406/ 
 
The National Film Studio "Kyrgyzfilm" in the name of T. Okeev
Dinary Asanovoy Street #1, Bishkek, Kyrgyz Republic
Phone: +996 312 344569, Fax: +996 312 344631, E-mail: kyrgyzfilm@rambler.ru